Otclick
Домой / Интервью / Интервью с Борисом Белозёровым о Что Где Когда, Дота 2 и The International 10 | Dota 2 | Cybersport.ru

Интервью с Борисом Белозёровым о Что Где Когда, Дота 2 и The International 10 | Dota 2 | Cybersport.ru

7 октября стартует The International 10 (2021) по Dota 2. В этом году в русскоязычной студии аналитики будут работать 28 кастеров, среди которых есть и неожиданный звездный гость — знаток «Что? Где? Когда?» Борис Белозёров. Мы пообщались с ним об инвайте на TI, увлечении «Дотой» и другими видеоиграми, а также обсудили особенности интеллектуальных игр. На кого из знатоков похож Клемент Puppey Иванов? Почему Белозёрову в детстве было сложно найти общий язык со сверстниками? И что общего у капитанов в ЧГК и Dota 2? Ответы на эти вопросы — в интервью Cybersport.ru.

Борис Белозёров

— Поздравляю с приглашением на TI10! Для многих фанатов «Доты» твой инвайт стал сюрпризом. А был ли ты сам удивлен, когда узнал о приглашении?

— Спасибо, для меня это правда большое событие! Как и большая часть ребят [кастеров], я узнал о сюрпризе немного раньше — когда мне позвонили и спросили, согласен ли я поехать на TI10. По этому поводу с кастерами, кажется, связываются сильно заранее, до оглашения инвайтов (ну, по крайней мере, со мной так было).

Сначала меня спросил Миша Olsior [интервью с которым вы тоже можете прочитать на Cybersport.ru — прим. ред.], не против ли я поговорить на эту тему. Я, конечно, был очень рад, согласился. И вскоре после этого мне позвонили и уже конкретно спросили, готов ли я был — тогда еще в августе — поехать в Стокгольм.

Насколько я понимаю, в первую очередь это заслуга Миши [Olsior], который порекомендовал меня, рассказал, что мы с ним делали разные шоу для киберспортивной аудитории, и вот так хорошо все сложилось… пока складывается! Не будем забегать вперед! 

Я был очень рад, буквально по квартире прыгал, когда мне позвонили уже с конкретным предложением, потому что это, конечно, событие для меня большое. Чего греха таить: для любого человека, который интересуется киберспортом и старается разбираться в нем, «Инт» — одно из самых важных событий года. 

— Ты уже знаешь или представляешь, какая роль тебе будет отведена на TI10?

— Valve просила пока этого не раскрывать. Об этом станет известно уже на TI, совсем скоро!

— Ты сейчас как-то готовишься к этому турниру?

— Обычно я довольно много смотрю стримы — все крупные соревнования, даже если они в неудобное время в Китае идут. Иногда поигрываю, но мало, на это времени не хватает. По большей части я сейчас читаю материалы — об игроках, командах, об игре, патчноут актуальный изучаю

Последнюю свою игру я провел с ботами, саппортил там на Ogre Magi. Забавно, но искусственный интеллект так прокачался, что у меня ощущение от того, что ты саппорт в игре c ботами отличается от того, что ты испытываешь в матчах с реальными людьми, по сути, только тем, что тебя не хейтят за какие-то неправильные действия.

— А когда ты в последний раз играл с живыми людьми?

— Где-то год назад. Точной даты не помню, потому что это бывает редко. У меня иногда бывают периоды — например, когда я иду на какую-то «Стримхату», — когда мне прямо хочется поиграть, чтобы вспомнить механики. С ботами проще, они просто не требуют взаимодействовать с ними, потому что взаимодействие в чате и войсе в Dota 2 зачастую бывает тяжелым. 

— Мы недавно общались с Olsior, и он говорил, что ты один из самых светлых и добродушных людей, которых ему доводилось встречать. Как тебе с таким характером играется в токсичном матчмейкинге Dota 2?

— Мише большое спасибо, он очень классный, столько комплиментов получать — это для меня сложная эмоция, комплексная. Надеюсь, мне будет чем ответить ему по достоинству в будущем!

Ну а так, в основном, если в матчмейкинге начиналось что-то неклассное, я просто мьютил людей и спокойно играл. Играю я, понятное дело, не суперкруто, поэтому такие ситуации возникали много раз. Нужно учитывать, что я в основном играл на саппортах, а саппортов люди все-таки реже ругают. Есть ребята, которые, если я вдруг добил крипа, сразу начинали: «Всё, ливай, всё плохо, ты ничего не можешь». Но обычно к саппортам относятся с пониманием — вот, расставил варды, молодец, классно, спасибо. 

В этом смысле, слава богу, есть возможность избегать токсичного взаимодействия в игре. Но в Dota 2 хватает хороших ребят! Я не могу сказать, что в матчмейкинге мне было плохо. На моем уровне народ чаще молчит и просто что-то делает по карте. 

— В продолжение о комплиментах от Миши. Он сказал, что если и есть человек не из киберспорта, который сможет хорошо интегрироваться в формат TI10, то это будешь только ты. А есть ли у тебя самого сейчас какое-то определенное волнение на эту тему перед турниром?

— Волнение всегда есть, конечно, это большой вызов и очень интересный. Но у меня есть понимание и подход к тому, что я хотел бы в итоге предложить зрителям TI. Мне в этом смысле кажется, что игра в первую очередь должна доставлять людям удовольствие. Понятно, что соревнующиеся команды борются за первое место. Я, как человек, который полжизни провел в интеллектуальных соревнованиях, хорошо их понимаю — у команд совсем другая эмоция. Но когда зрители смотрят TI, они ищут праздник. И в этом смысле я думаю, что понимаю, как можно будет передать им нужное ощущение. 

Я постараюсь стать таким мостиком между профессионалами — людьми, которые посвятили «Доте» много лет, — и теми, которые просто поигрывают в Dota 2 и хотят получить удовольствие от просмотра турнира. Я хочу оказаться где-то между ними, чтобы всем было и интересно, и весело — буду таким попаданцем, который оказался внезапно в совсем другом мире и пытается его осваивать, раскрывая по-новому для других.. 

— Ты знаком с Olsior, с Faker… А с кем еще? Как много людей из киберспорта ты вообще знаешь из тех, с кем тебе предстоит работать на турнире?

— Лично, на самом деле, не очень многих. Мы пересекались в коридорах EPICENTER с v1lat, мы переписывались и делали игры с Maelstorm, с Егором JotM общались, в том числе сейчас вот про «Что? Где? Когда?» переписывались… Но понятное дело, что я всех в эфире видел. 

Борис Белозёров играет в ЧГК на «Стримхате» вместе с NS и Dread

Это классическая история с медийкой. Так же молодые игроки, приходящие на ЧГК, всех знают, а сами еще не особо известны. В моем случае это даже немного забавно: очевидно, что большая часть моих коллег меня тоже так или иначе видела и знает, но при этом лично мы еще не знакомы. Очень интересно будет встретиться лично с людьми, за которыми я пять лет следил через Twitch!

— Ты говорил, что болел за EG и SumaiL. Сейчас SumaiL в OG, за кого же ты будешь болеть?

— Это очень тяжело, очень-очень тяжело! Я начал смотреть TI в 2015 году, но самая запомнившаяся мне игра в истории — это, конечно, EG против EHOME в 2016-м. Этот матч был, кажется, в 5 утра, и я помню, как смотрел его. Там были невероятные камбеки. Последние 20 минут первой карты я помню прямо наизусть: «Ты посмотри вокруг, что происходит» и все вот это. Я это видел в прямом эфире, и это было одно из самых ярких впечатлений, которые я только испытывал при просмотре «Доты»: как будто прямо там оказался, на стадионе, среди фанатов, которые сходят с ума. Именно тогда EG завоевали свое место в моем сердце. 

EG мне нравятся еще и тем, что это организация с очень грамотной кадровой политикой. Они не зря «злые гении» — иногда делают, возможно, жесткие вещи, как было в случае с подписанием Fly и s4. Но это было эффективно. Это был правильный ход, и я их за это уважаю. 

SumaiL

SumaiL — это отдельная история. Все сейчас смотрят «Дюну», и для меня SumaiL — это Пол Атрейдес в каком-то плане, эдакий юный гений. И мне всегда было за ним очень интересно смотреть, болеть за него. На TI10 мне будет особенно тяжело, потому что OG — это команда, против которой я болел в матчах с EG. Она последние два TI обыгрывала EG и становилась чемпионом. Но, с другой стороны, конечно, SumaiL очень хорошо в неё встроился. Я смотрел финал квалификации в Европе между OG и Tundra, и SumaiL там был очень вариативен как керри. На их противостояние с Arteezy мне было бы очень интересно посмотреть, может получиться невероятно рейтинговый матч.

В общем, я не знаю, что буду делать во время турнира. Если честно, думаю, что TI10 выиграет LGD, если коронавирус её не настигнет. Поэтому, наверное, мне не придется так сильно лично переживать в финале. Но матч EG — OG в третий раз на TI стал бы украшением всего турнира как минимум. 

— А как тебе наши команды?

— У них немного разные образы, как по мне. Если VP — это такие молодые, целеустремленные, суровые профессионалы, ребята, которые сосредоточены только на Dota 2 и больше ничем не занимаются, немножко удаленные от болельщиков (по крайней мере, на мой взгляд), то Team Spirit — это, условно, история успеха «ребят со двора». Понятно, что представители Spirit тоже крутые игроки, но у них все равно получилась такая история Золушки. И потому, я думаю, за ними больше будут следить именно в эмоциональном плане. 

От VP в первую очередь ждут, очевидно, хороших результатов. Если команда справится с психологией, то должна показывать класс, потому что игроки действительно очень сильные.

— Какой образ из этих двух тебе ближе?

— Это сложно. Я точно буду следить за нашими командами и болеть за них. Очень здорово, что в киберспорте у нас, в отличие от многих других видов спорта, очень хорошие позиции в мире. Когда-то, наверное, были и лучше, но все равно наши команды сильные, и их можно и нужно поддерживать. 

Если говорить про яркие образы, то вот я вспомнил финал квалификаций для СНГ, на которых прямо с большим вниманием следил за Petushara. Было очень прикольно, что человек с таким ярким и вызывающим никнеймом еще и показал очень классную игру. Вообще, киберспорт, конечно, очень демократичен. Представить себе, что в другом виде спорта появится игрок или команда с настолько провокационным названием и будет буквально в шаге от выхода на чемпионат мира, очень сложно.

— А как тебе остальные представители СНГ? Насколько пристально ты следил за теми же NAVI, HellRaisers?

— Конкретных игр смотрел не так много, но следил за сменой составов. Есть отдельные игроки, которые мне импонируют. Вот у NAVI сейчас интересный состав, но с очень большим вызовом. Потенциал у команды огромный, но ей нужно пройти очень много психологических препятствий. 

В ЧГК это тоже работает, кстати. Там команда из звезд, которых посадили играть, зачастую не может показывать высокий уровень, потому что это командная игра, игра про взаимодействие с партнерами. «Дота 2» в этом смысле очень похожа на ЧГК. Понятно, что нужно и хорошо нажимать на кнопки, быстро думать и знать наизусть множество вещей, но все равно среди сильных команд побеждают те, участники которых лучше взаимодействуют. Эталонный пример — OG. Речь Ceb о том, как они вместе будут крушить PSG.LGD, очень крутая. Я ее иногда пересматривал перед играми ЧГК, потому что она ровно об этом: о том, что всё нужно делать вместе — вместе побеждаем, вместе проигрываем, вместе терпим и вместе разваливаем. 

Если вернуться к командам из СНГ, то вот у NAVI очень большой вызов, у Empire произошла какая-то синергия с Petushara, которая позволила команде залететь в финал квалификации, но в их базовом составе что-то не очень идёт пока. На самом деле, всегда интересно посмотреть на B8…

— Неужели?

— Ну да! К сожалению, с игровой точки зрения команда пока не так радует, но Dendi очень старается и в последнее время, кажется, видны проблески. И это классно, потому что Dendi — это человек, из-за которого, мне кажется, в Dota 2 пришло огромное количество людей. Он живая легенда. В этом смысле потрясающе, что он тоже будет в студии TI10 и я смогу с ним познакомиться. Dendi — человек для Dota 2 калибра, не знаю, Роджера Федерера.

Dendi

— Ты сказал, что в NAVI есть игроки, которые тебе симпатичны. О ком именно идет речь?

— Я скорее говорю про весь регион — тут много интересных игроков, за которыми мне нравится следить. Если брать конкретно NAVI, то я бы сказал, что мне будет любопытно посмотреть на Solo, потому что мне в целом интересны истории сложных личностей. Вот Алексей — он сложный. У него сложная судьба. У него сложная история составов и команд, и сейчас сложный период. Но всегда интересно наблюдать, как люди проходят через такие испытания. Получится у него или нет? Возможно, это его последний шанс взлететь, но этот шанс все-таки есть. Очень многое будет от него зависеть как от капитана. 

— Ты и сам капитан команды. У тебя есть какие-то хитрости или приемы, которые могли бы подойти капитанам в Dota 2? 

— Психологически очень важно в ЧГК — и, мне кажется, в Dota 2 тоже, — чтобы капитан забирал на себя весь негатив. Ты должен быть самым уверенным человеком, должен всех успокаивать, должен погладить партнера по голове, если ему плохо и грустно, или, наоборот, растолкать, если человек замкнулся, грустит и «гниёт», как мы это называем. Капитан должен давать команде положительную энергию, заряд и забирать на себя негатив. Мне кажется, любой капитан в Dota 2 тоже должен это делать. Потому что в игре много нервов, много эмоций. Это совершенно не значит, что этот же человек должен пикать героев. 

То же самое и в ЧГК: капитан, конечно, выбирает ответ, но фактически это может делать не только он. Его задача носит больше психологический характер — настроить партнеров на игру и держать их в нужном состоянии заряженности. 

Именно поэтому капитаном на самом деле быть сложно. Не потому, что это выбор ответов или героев. Не потому, что это принятие конкретных решений. Это скорее про стержень — про то, сколько у тебя внутренней уверенности, сколько у тебя энергии. Если капитан на низком уровне энергии, то я думаю, что и в ЧГК, и в Dota 2 его команде будет очень тяжело. 

— Ты перечислил широкий спектр задач, которые должен брать на себя капитан. Всё это ты взвалил на себя в 20 лет, если я не ошибаюсь, став самым молодым капитаном в ЧГК. Насколько сложно тебе было справиться с этой ответственностью и почему ты вообще на это решился?

— Это было сложно, очень сложно. В первые годы хотелось даже отказаться — иногда у всех бывают периоды слабости. 

Почему я вообще взял на себя роль капитана? Это произошло в чем-то даже случайно. Мы проходили отборы в наш самый первый состав в 2013 году. Я тогда играл не капитаном, просто игроком. В какой-то момент — и так я помню ситуацию, сокомандники говорят, что все могло быть немного по-другому, — меня посадили попробовать покапитанить, уже в 2014 году. И тут пошло: я вдруг почувствовал внутреннюю волну, энергию, что всё классно складывается. 

Борис Белозёров

— А существуют разные типажи знатоков?

— Конечно! На самом деле, конечно, все знатоки разные, но, условно, самый простой пример: тебе может быть нужен какой-то яркий, активный игрок либо, наоборот, игрок потише. В команде очень важен баланс. Понятно, что все знатоки — уникальные личности, на это нацелен сам процесс отбора. Недостаточно просто хорошо отвечать на вопросы — способных на это людей много. Но знатоками становятся уникальные, с необычными характеристиками и, чего греха таить, непростые люди. 

Любая команда — это шесть ярких людей, которым бывает трудно поначалу вместе уживаться. Но если они смогут стать командой, то зрителю будет интересно наблюдать как за процессом её становления, так и потом за её успешными играми. Если же игроки не справляются (ну, в клубе высокая конкуренция!), кто-то останется, кто-то — нет. 

— Ты сказал, что тебе тяжело давался процесс становления капитаном. Про тебя можно сказать, что сейчас ты авторитарный капитан? 

—  Нет, я всё еще скорее довольно демократичный капитан и человек, который предпочитает убеждать людей, нежели им приказывать. Но определенный уровень внутреннего стержня я выработал. ЧГК — это такая игра, где тебе постоянно нужно учиться и меняться, чтобы добиваться каких-то успехов. Игра сама под тебя динамически подстраивается, бросает тебе новые вызовы — она просто так устроена. И вопросы, если вы становитесь сильнее, для вас усложняются, чтобы вам все еще было интересно. И какие-то новые игровые ситуации возникают, случайности. И составы меняются по разным причинам. В этом плане, мне кажется, у меня еще многое впереди. И возможно, что мне еще предстоит стать жестче. 

— Напрашивается параллель с Dota 2, в которой капитаны часто говорят, что если ты берешь на себя большую ответственность по управлению игрой, то тебе сложно концентрироваться на собственном выступлении. Именно поэтому большинство капитанов — это саппорты пятой позиции. В ЧГК, будучи капитаном, сложно сконцентрироваться именно на собственных знаниях и непосредственно отвечать на вопросы?

— Это вопрос, который обсуждают все годы, что я нахожусь в клубе. Ну, может, не все семь, но последние пять он уж точно регулярно всплывает. Вот, например, Александр Абрамович Друзь все время говорил, что я не должен быть капитаном, потому что это мешает мне раскрываться как игроку. 

Во второй игре осенней серии как раз так получилось, что будет сборная, в которой я играю, но не капитаном. Я на игру так-то специально сгоняю в свой выходной из Бухареста, а потом вернусь на TI — такие вот условия, очень не хотелось отказываться от чего-то. Это как раз та история, когда и я, и все остальные посмотрим, как оно может быть, если на меня не будет оказываться капитанское давление. Это очень интересно, я полностью согласен с тем, что эмоциональная составляющая капитанской работы очень сильно мешает тебе думать и отвечать на вопросы. Более того, и наоборот — если ты думаешь, то значительно хуже капитанишь и слышишь свою команду. 

Борис Белозёров в составе студенческой команды под названием Wings Gaming стал чемпионом Европы по соревновательному ЧГК в 2016 году

Тут вопрос, скорее, в твоем выборе — чего ты хочешь и кем тебе играть комфортнее. У нас с 2016 года — когда мы выиграли «Суперблиц» и поняли, что можем играть на этом уровне, — появилась концепция, что нас шесть игроков в команде, а не пять игроков плюс капитан. Все шестеро играют на равных, все бьют, все бегут, просто капитан еще выбирает, — тотальное ЧГК, как в футболе, как у OG в Dota 2. У такой системы есть плюсы и минусы. Плюс очевидный: шесть игроков лучше, чем пять. Минус в том, что такая модель требует от капитана очень хорошей формы. Если капитан не заряжен энергетически, не очень хорошо себя чувствует, не очень сконцентрирован, то такая игра проваливается — всё слишком зависит от капитана. 

Может быть, мы будем менять схему — у нас как раз обновился состав команды. Посмотрим, это сложный и интересный процесс настройки модели игры. У команд по Dota 2, мне кажется, тоже так: они отталкиваются от состава, от того, на кого лучше играть, от капитана, от организации игры и от темперамента игроков. В этом смысле в ЧГК ситуация аналогичная: каждый капитан выстраивает команду под себя так, как ему удобнее. 

Есть, например, Андрей Козлов — суперавторитарный капитан. Это такой Puppey от мира ЧГК. Настоящий Puppey не так показывает свои эмоции, справедливости ради, но они у него тоже есть. Мне кажется, это корректное сравнение (а вот JotM, кстати, в разговоре заметил, что больше сходства у Козлова с RotK, и я с ним, пожалуй, соглашусь).

А есть, например, Балаш Касумов, если говорить именно про опытных капитанов. Он позитивный, максимально сглаженный — как KuroKy. Они оба всегда могут сказать что-то такое спокойное, подбодрить, улыбнуться — и все у партнеров будет хорошо. 

KuroKy и Балаш Касумов

— Раз ты сам вспомнил про «Суперблиц» 2016 года, то хотел бы про него поговорить. Это была по-настоящему кинематографичная история с драматичной развязкой. В каком-то плане это, наверное, можно назвать пиком карьеры в плане эмоций и драйва от игры. Можно ли после такого достичь такого же удовольствия и кайфа от ЧГК?

— Крутой вопрос. Да, это был локальный пик, совершенно точно. Это была потрясающая игра. Я бы даже сказал, что там были три игры в одной. «Первую» мы выиграли командой со счетом 5:2 — вообще, мы на ту игры вышли максимально заряженными, в отличие от всех прошлых. Мне удалось внутренне перестроиться и найти нотку спортивной злости: все против нас, но мы выйдем и покажем лучшее выступление. Потом в какой-то момент мы устали, и на эмоциях пошло плохо — мы проиграли три раунда подряд. Это можно назвать «второй игрой». И вот когда при счете 5:5 выпадает «Суперблиц» — это «третья игра». Мне, конечно, повезло: я этого никогда не скрывал, мне попались вопросы по литературе, поэтому было чуть проще, так как я с самого детства много читал. Самым важным в той игре оказалась даже не победа, а внутренняя перестройка — это был большой личностной шаг вперед. Та победа придала больше уверенности, бросила новые вызовы и закрыла старые недочеты.

Смотреть

«Суперблиц» 2016 года

Прямо сейчас для меня та история одновременно и очень приятная, и нет, потому что до сих пор многие люди измеряют меня и команду по той игре 2016-го. И сейчас большой вызов для нас — сделать что-то круче, уйти от этого, стать лучше, взрослее и добиваться больших успехов. Потому что это все-таки один игровой момент, пусть он и потрясающий. Если проводить параллели с Dota 2, то это по эмоциям и кинематографичности Dream Coil на миллион долларов или Echo Slam на TI5. Но я глубоко убежден, что успех — долгая история. Сильны, успешны и эффективны те, кто могут быть на вершине долго, — именно они в конечном счете и становятся легендами. Один момент — это всего лишь один момент, важно то, как ты им распорядишься дальше, и то, как ты выстроишь команду, себя и траекторию на следующие годы.

— Ты упомянул, что при счете 5:2 у вас случился эмоциональный спад — довольно привычная история для Dota 2, где разговоры про проблемы коллективов из-за тильта всегда актуальны. Расскажи, насколько вообще это большая и частая проблема в интеллектуальных играх? 

— На всех важных играх это очень большой фактор. Я не знаю, есть ли такое у дотеров, надо будет спросить на The International, но у меня бывает четкое ощущение, когда ты близок к победе и тебе надо, условно, взять один вопрос, то ты не хочешь, не можешь даже ничего делать и ждешь, когда это, наконец, закончится. Условно, ты сидишь и думаешь: «Пусть кто-нибудь досрочно ответит на этот вопрос, и мы закончим, я не готов это сидеть и обсуждать минуту. Пожалуйста, пусть все поскорее закончится». Возможно, в Dota 2 бывают такие же проблемы, когда команда не может зайти на базу соперника и закончить. 

Очень хочется, чтобы соперник ошибся, где-то загулял, вы бы его убили и поскорее закончили. И эта эмоция очень мешает, потому что, когда она тобой владеет, ты не можешь нормально играть и сосредоточиться. Я не знаю, тильтом это назвать или нет, но такое чувство всегда возникает, и с ним нужно бороться.  

А так, конечно, эмоции — большая составляющая, особенно телевизионных игр. Потому что тебе страшно, даже если ты много лет в это играешь. Если посмотреть на Александра Абрамовича Друзя, который десятки лет играет в ЧГК, у него до сих пор руки подрагивают, когда он за столом сидит — это нормально. 

— Если говорить про волнения, то вспомни свою первую игру в ЧГК. Как это было?

— Знаешь, на второй игре было более нервно, чем на первой. На первой было ощущение счастья — здорово, классно, мы наконец здесь, я полжизни к этому шел. Нервы были там были скорее от радости. А вот вторая игра — это известный феномен — обычно тяжелее, потому что ты уже знаешь, что тебя ждет, и тебя заранее начинает потряхивать. 

— Я помню тебя еще по шоу «Самый умный», и у тебя была там довольно экспрессивная манера речи: ты выкрикивал ответы, и даже ведущая Тина Канделаки в шутку просила не кричать на нее. Сложно ли было перестроиться под новый телевизионный формат, ведь стилистика ЧГК все-таки более серьезная?

— Ну, я играл в ЧГК еще со школы, в этом смысле опыт у меня был. А так у нас в целом команда эмоциональная. То, что я капитан, — другое дело, это мне дает меньше возможностей выплеснуть эмоции, хотя иногда я это делаю, когда мы красиво выигрываем. Хотя порой я читал, что нас в комментариях за эту экспрессию даже критиковали, мол, ребята немного неприлично себя ведут. Ну, зритель может судить сам, это его право. Мы считаем, что мы такие эмоциональные, хотим быть яркими, и пока правилами это дозволено, мы стараемся не держать в себе эмоции. К тому же есть довольно много эмоциональных, ярких знатоков, поэтому никакой проблемы не было. 

Смотреть

Борис Белозёров ставит рекорд на шоу «Самый умный»

Здесь, скорее, была проблема во внутренней истории. Потому что в «Самом умном» ты отвечаешь сам за себя: если ты проиграл, то это твоя вина, ты сам переживаешь это внутри себя и работаешь над ошибками. В ЧГК проигрывает команда, и ты ее капитан — тебе нужно свои переживания отставить в сторону и утешать всех остальных, поддержать ребят, послушать их, попробовать решить проблемы, а на свои уже времени не остается. Вот это было сложнее — перейти от индивидуальной истории к командной. Это более глубокая внутренняя штука, а внешние эмоции — дело легкое. 

— Ты начал свой ответ с того, что вас даже критиковали в комментариях за эмоциональность. А можешь вообще сравнить зрительское комьюнити ЧГК с комьюнити Dota 2?

— На самом деле, мне кажется, принципиальных различий нет, по крайней мере, по форме. По комментариям, по схеме взаимодействия похоже — бывает и хейт, много и положительного заряда. В целом мне кажется, что зрителей легко на что-то подвигнуть: они легко реагируют на эмоциональные моменты, которые им не нравятся. Условно, провел капитан плохую игру, так сразу будет много сообщений: «Зачем его посадили? Нужно его заменить». 

Так же будет и с профессиональной командой в Dota 2, и, соответственно, наоборот, в случае успеха. Зрители примерно одинаковые, разве что в комментариях к ЧГК люди менее жестко выражаются, хотя тоже я всякое читал и в личке, и на YouTube. С другой стороны, очень-очень много поддержки и заряженных людей. Мне после получения инвайта на The International написало в личку и много людей, которые не связаны с ЧГК, поздравили и пожелали удачи — это было тоже очень приятно читать. 

— Я спрашивал недавно у Olsior, повлияло ли шоу «Самый умный» на него. И он ответил, что не особо, разве что передача спустила его с небес на землю, показав, что он далеко не самый умный. А какой эффект программа оказала на тебя?

— Я скажу, что в моем случае, в отличие от Миши, и «Самый умный», и ЧГК оказали огромное влияние на личностное развитие — может быть, одно из самых больших наряду с тем, что мне дали родители. Мне было не так просто общаться со сверстниками в районе 13-14 лет, когда я попал на «Самый умный». А на передаче я нашел людей, которые разделяют мои интересы,с которыми мне было классно и здорово общаться и соревноваться — лучшая тусовка, что вообще могла бы быть. Для меня это было первостепенно. ЧГК меня больше научила смирению, потому что соревновательные и телевизионные игры ЧГК — история про умение держать удар и достойно проигрывать. На «Самом умном» я тоже проигрывал, но там всегда думал: «Ничего, я сейчас подготовлюсь, вернусь и всех разорву». А в «Что? Где? Когда?» ты привыкаешь к тому, что всегда есть какие-то барьеры, которые тебе годами придется преодолевать. В этом смысле «Самый умный» дал понимание, что я не одинок, а ЧГК показала мне, как надо по жизни работать. Поэтому для меня это всё, конечно, ключевая история по жизни. Я, например, даже в школе брал отгулы, чтобы готовиться к «Самому умному». 

— Ты сказал, что до «Самого умного» у тебя были проблемы в общении со сверстниками. Из-за чего?

— Ну давай честно: начале 2000-х в российской провинции было тяжеловато детям, которые любили много читать. Тут еще нужно небольшое отступление: мне кажется, что все знатоки телевизионного клуба ЧГК — люди с так или иначе очень высоким самомнением. Это не хорошо и не плохо — это необходимый обязательный элемент. Если у тебя недостаточная уверенность в себе, которая переплетена с самомнением, ты не сможешь добиться этого результата, ты не сможешь выдерживать это внимание и нагрузку. Поэтому все мы люди с очень высоким ЧСВ, просто по большей части люди воспитанные и не выпячиваем это, но внутри оно есть у каждого. 

И конкретно у меня это, безусловно, тоже есть. И в детстве это тоже так или иначе было. Понятно, что ребенку, который много читает и при этом высокого мнения о себе, не так просто находить со сверстниками контакт. Я не считаю, что это была какая-то условно «злая» или «негативная» обстановка, в которую я попал и мне было тяжело. Нет, это и мое собственное непонимание того, как надо себя вести, сыграло роль. Это исправилось довольно просто на первых курсах университета в Москве на вечеринках с членами тусовки соревновательного «Что? Где? Когда?». Я там быстро понял, как себя ведут люди, что они делают и как с ними взаимодействовать, и проблемы с общением исчезли. 

Команда Бориса Белозёрова в ЧГК

А так у всех ребят, участвующих в ЧГК, довольно высокое самомнение, отчасти поэтому нам так тяжело даются поражения. Вот даже вспомнил подходящую цитату. Недавно Роджер Федерер проиграл на Уимблдоне — своем любимом турнире — Хуберту Хуркачу со счетом 0:6 в последнем сете и сказал, что ему было очень больно и тяжело проигрывать, несмотря на то что он только после травмы, из-за которой пропустил год. Федерер заметил, что если тебе больше не тяжело проигрывать, то, наверное, со спортом нужно заканчивать. Вот нам по-прежнему трудно проигрывать, и сколько бы я в этом плане ни работал над собой, мне все равно это очень тяжело дается.

— Ты рассказывал в одном из интервью, что с самого детства интересовался видеоиграми и в компьютерные клубы часто ходил играть в первую DotA. Как у тебя хватало на все время?

— Это было еще до «Самого умного», и когда я начал участвовать в «Самом умном», мне сразу перестало хватать времени на видеоигры. Честно скажу, прогуливал уроки и шел в компьютерный клуб ради «Доты». В какой-то период делал это довольно часто. Мне удавалось довольно успешно отмазываться в школе, так что меня даже ни разу не наказывали. Потом, когда уже начался «Самый умный» я больше играл в игры, требующие меньше внимания, чем DotA. В «Героев» я обожал играть, в Civilization — игры, в которых ты даешь мозгу какую-то задачку, но при этом и расслабляешься. Очень люблю серию Half-Life: она очень красивая, интересная и очень хорошо влияет на мою нервную систему — там достаточное количество напряженных моментов, чтобы сбросить весь накопленный негатив, и достаточное количество красоты, чтобы получать эстетическое удовольствие.  

— Ты говорил, что в Dota 2 почти не играл в последний год. А на другие игры время было?

— Последнее, во что я умеренно много играл, — Civilization V. Летом в нее активно играл. Весной 2020 года на карантине перепрошел все части Half-Life и иногда играю в Heroes of Might and Magic.

— В третью?

— И в третью, и в пятую. Мне нравится и та, и другая, они разные. Я не считаю, что только третья часть достойна того, чтобы в нее играть, хотя она, безусловно, эталонная. Пятая мне тоже нравится, она во многом на третью похожа и покрасивее. 

— Почему Civilization V, а не последняя часть?

— Последняя часть мне не понравилась — для меня она слишком мультяшно выглядит. Я знаю, что Ким Галачян из моей команды тоже очень любит пятую часть, но мы с ним ни разу не играли. Я думаю, это бесполезно — играть в Civilization по сети, будет очень длинная история. 

— Мы с коллегами несколько недель назад как раз собирались по сети поиграть…

— И как?

— Начали в 20:00, а закончилось все в 4:00 мольбами в духе: «Пожалуйста, ну пусть уже хоть кто-нибудь выиграет». 

— Ожидаемая история вполне (смеется). Вот Киму, как я знаю, еще The Witcher 3 очень зашла. Я еще не играл в неё, но это, скорее, стечение обстоятельств — думаю, что еще дойду до «Ведьмака», культовая же серия. 

— А кто еще из тусовки ЧГК интересуется киберспортом и играет в видеоигры?

— Вот из телевизионного клуба я только Кима знаю. Понятно, что из очень большой и максимально широкой тусовки соревновательного ЧГК там есть очень разные люди, среди которых те же Olsior, JotM и так далее. А из телеклуба больше и не знаю никого.

Ким Галачан (слева) и Борис Белозёров

— А как ты считаешь, можно ли для телевизионного ЧГК сделать вопрос на логику, который будет так или иначе связан с видеоиграми?

— Да, я думаю, можно. Это обязательно будет, мы не стоим на месте: и молодая аудитория, и даже уже среди 30-40-летних много кто играет. Я думаю, такое будет, но когда — неизвестно. Для соревновательных турниров я сам писал довольно много вопросов, связанных с играми. Но и на ТВ-версию это когда-то придет — в конце концов, многие игры общепризнаны как произведения искусства. Например, та же первая часть The Last of Us, которую сейчас экранизируют. Я такое только приветствую. Как человек, который с детства играет, я думаю, это классно. 

Я недавно тут смотрел ролик на Arzamas [образовательный портал — прим. ред.], там было как раз про историю игр. Там была довольно интересная мысль, что до XIX века не было разделения игр на детские и взрослые — дети и взрослые занимались одним и тем же, только каждый со своей возрастной группой. Потом пришло разделение: появились отдельные детские игрушки и взрослые развлечения. А сейчас, наоборот, все сливается, потому что и дети, и взрослые играют в одни и те же игры. И в одной, условно, катке в Dota 2 могут одновременно оказаться и 40-летний мужчина, и девочка-подросток, и они оба будут играть на одном уровне. При этом у них может как сложиться нормальное игровое взаимодействие, так и возникнуть конфликт поколений. Это довольно интересно представить, что в компьютерной игре, где все изначально равны, все равно могут возникать такого рода конфликты. Ну и как все это трансформирует наше общение — интересная тема. 

— Ты начал с того, что составлял вопросы, связанные с видеоиграми. Можешь привести примеры?

— Давай. Сразу с ответами?

— Давай без. Я думаю, нашим читателям было бы интересно самим попробовать попытаться ответить.  

— Вот два, например:

  • Герой игры Dota 2, гоблин-подрывник, иногда произносит фразу из другой компьютерной игры. Какой?
  • Внимание: слово «ИКС» в вопросе заменяет другое слово. Один из вариантов внешности героя игры Dota 2, адмирала Kunkka, включает в себя ИКС. ИКС дал имя другому известному моряку. Какому?

 

1. Правильный ответ: CS:GO. Techies произносит фразу bomb has been planted, которую часто можно услышать в шутере от Valve.
2. Правильный ответ: Капитан Крюк. Для Kunnka есть сеты, которые добавляют персонажу крюк вместо одной из рук, благодаря чему герой начинает напоминать Капитана Крюка из «Питера Пэна».

ОтветыСкрыть

Эти вопросы были сыграны на турнире по «Брэйн рингу» фестиваля MGIMO-International 2019. Я сам основал этот фестиваль в МГИМО, который назвал «International» — это сознательный нейминг. Мне всегда было приятно ассоциироваться с Dota 2. И вот, например, сетка double-elimination, которая сейчас используется на главных чемпионатах по интеллектуальным играм, пришла именно из киберспорта.

— Раз уж заговорили про вопросы для интеллектуальных игр: можешь вспомнить самый запоминающийся вопрос, который был на телевизионной ЧГК?

— Почти все знатоки (и я в том числе) ответят, что это финал года в 2016-м. Там был вопрос: «Какой ученый чаще всего упоминался на ЧГК?». Ответ — академик Королев, потому что адрес, по которому можно прислать вопрос на программу, — Москва, улица Академика Королева, 12.

— Ну и поскольку ты едешь на The International, нельзя не закончить интервью вопросом про Dota 2. Расскажи о своих любимых героях.

— В детстве мне нравилось играть на Troll Warlord, Drow Ranger и Invoker.

— Набор настоящего кор-игрока.

— Да-да. Мне кажется, все в детстве были керри. Люди, которые в детстве добровольно играли на саппортах, очень странные, не представляю себе такого. Invoker я качал через Exort — и вперед, пушить. В какой-то момент в Dota 2 был период, когда я не очень хотел общаться с людьми и поэтому брал себе лесников. А сейчас мне нравится очень сильно недооцененный в профессиональной «Доте» Dazzle. Еще нравится Io, но на нем надо играть только в пати, для соло-матчмейкинга не лучший вариант. Legion Commander еще нравится — очень универсальный герой. А из керри импонирует Alchemist: денежный сноубол — это всегда весело, и когда у меня хороший день, могу неплохо сыграть. И, конечно, Earthshaker! Очень его люблю.

Earthshaker

— А из тех, кто не нравится?

— Techies, кстати, не особо раздражает, хотя обычно именно он и Pudge всем не нравятся, но мне вполне нормально. А вот с Pudge посложнее, он скорее не нравится и как соперник, и как союзник. Не нравится Bane из-за большого количества контроля. Мне нравится и не нравится Axe — возможно, из-за того, что я люблю Dazzle, а Axe пробивает его Shallow Grave. Мне было очень интересно смотреть матчи, когда Axe был керри с Aghanim’s Shard — это просто взорвало мне мозг. Я такого вообще не помню за всю историю игры в Dota 2, чтобы такого персонажа так активно брали в качестве керри. 

Это было прикольно, потому что он как герой мне нравится, у него еще и лор интересный. Я ведь слежу за лором, и мне несколько жаль, что Valve его не особо развивает. Хотелось бы больше содержательных ивентов, больше историй. Сейчас это все несколько разобрано, а хотелось бы каких-то прям цельных историй, чтобы ты не просто играл, а еще и погружался. Сейчас это все фрагментарно и с той же Warcraft III вообще не сравнить, а я ведь начинал играть в «Доту» именно с WC 3. Хотелось бы увидеть интересные сюжетные линии и больше бэкграунда героев.

Источник

Проверьте также

Большое интервью с Olsior — о стагнации кастеров, спорах с NS, аниме и подготовке к TI10 | Dota 2 | Cybersport.ru

Михаил Olsior Зверев, судя по опросам, уверенно вошел в топ самых любимых русскоязычных кастеров Dota ...

Добавить комментарий

2
Otclick